Екатерина II Великая императрица российская 1762 - 1796
Главная > Политика > Внутренняя политика > Национальная и переселенческая политика

Национальная политика Екатерины II обладает не меньшей противоречивостью, чем прочие внутриполитические направления. Чтобы составить собственное мнение относительно предпринятых императрицей мер, стоит изучить наиболее значимые мероприятия.

Покровительство иностранцев

Екатерина II активно формировала свой имидж в качестве сторонника Просвещения — состояла в переписке с Вольтером, Дидро и д’Аламбером, во время её правления были открыты Эрмитаж и Публичная библиотека, переработаны принципы общественного образования и открыты образовательные учреждения для сирот и женщин.

Однако, многие историки считают характер покровительства со стороны Екатерины односторонним — награждались и поощрялись в основном иностранные ученые и деятели культуры. Особенно это проявлялось по отношению к скульпторам и художникам.

Аллегория на императрицу Екатерину II с текстом «Наказа»
Имератрица-просветительница Екатерина II с текстом «Наказа» к Уложенной комиссии

«Екатерина не оказывает им поддержки и проявляет к ним чувство, среднее между снисходительностью и презрением. Живя в России, Фальконе возмущался грубостью царицы по отношению к отличному художнику Лосенко: «Бедняга, униженный, без куска хлеба, хотел уехать из Санкт-Петербурга и приходил ко мне изливать своё горе», — А. Труайя

Однако, когда в посмертии к Лосенко пришла слава великого художника — Екатерина II «охотно присоединила его апофеоз к своему величию».

Фортиа де Пилес, совершивший путешествие по екатерининской россии удивлялся, что талантливый скульптор Шубин вынужден был ютиться в тесном помещении, не имея ни учеников, ни возможности создавать модели или выполнять официальные заказы на скульптуры. За время своего правления Екатерина II обращала свое внимание на очень немногих русских художников, в то время как на покупки произведений иностранных авторов тратились десятки и сотни тысяч рублей.

Ряд русских писателей (Радищев, Новиков, Кречетов, Княжнин) обличающих екатерининские реформы и обнажающих бедственное положение народа были репрессированы, а их произведения — изъяты и сожжены.

По словам К. Валишевского, Екатерина II предпочитала окружать себя «посредственностями из иностранных художников», бросив на произвол судьбы талантливых русских мастеров. Граверу Гавриилу Скородумову, приглашенному самой Екатериной II из Франции в 1782 году, где он совершенствовал своё мастерство, не нашлось работы при дворе императрицы и русский гравер вынужденно работал плотником или подмастерьем.

«В общем, национальное искусство обязано Екатерине только несколькими моделями Эрмитажа, послужившими для изучения и подражания русским художникам. Но, кроме этих моделей, она не дала ему ничего: даже куска хлеба». — К. Валишевский

А. Н. Радищев — русский писатель репрессированный Екатериной II

За что Екатерина II назвала Радищева «Бунтовщик хуже Пугачёва»


В этой связи, примечательно, что сама Екатерина II не была русской. Свое настоящее имя урожденная София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская сменила на «Екатерина Алексеевна» за день до обручения с будущим императором Петром III, 28 июня (9 июля) 1744 года пройдя обряд перехода из лютеранства в православие.

Засилье иностранных ученых в Российской Академии наук

Еще со времен открытия Академии наук при Петре I академиками были преимущественно иностранцы.  При академии находилась гимназия, в которой преподавали приглашенные из Европы иностранные учителя, не знающие русского языка, а все преподавание велось на латыни. Закономерным итогом стала вопиющая неэффективность — за тридцать лет (1726-1755) гимназия не подготовила ни одного человека для поступления в университет. Из этого был сделан следующий вывод специальной комиссии Академии — «единственным выходом является выписывание студентов из Германии, так как из русских подготовить их будто бы все равно невозможно».

В начале XVIII века в Санкт-Петербург приезжают будущие авторы официальной «истории» Российской империи, ставшие впоследствии академиками, Г. Ф. Миллер, А. Л. Шлёцер, Г. З. Байер.

Активно противоборствовал продвижению их «норманской» теории зарождения русской государственности М. В. Ломоносов. Не смотря на его протесты, Екатерина II назначает Шлецера академиком и предоставляет ему доступ ко всем документам как в Академии, так и в императорской библиотеки.

В своих записках Ломоносов так характеризовал эти события:

«Беречь нечево. Все открыто Шлецеру сумасбродному. В российской библиотеке несть больше секретов».

М. В. Ломоносов

Эта борьба продолжалась в течение всей жизни Ломоносова. В 1763 году по доносу Тауберта, Миллера, Штелина, Эпинусса и других иностранцев-академиков Екатерина II подписала указ об увольнении М. В. Ломоносова из Российской академии наук.

Вскоре, по причине популярности Ломоносова и признании его заслуг заграницей, указ об его отставке был отменен. Однако, Ломоносов был отстранен от руководства географическим департаментом, а вместо него туда был назначен Миллер. После смерти Ломоносова его уникальный архив по русской истории и словесности был немедленно конфискован по личной просьбе Миллера к Екатерине II.

Сохранилась переписка Тауберта и Миллера, в которой первый сообщает не скрывая радости о смерти Ломоносова и добавляет:

«На другой после его смерти граф Орлов велел приложить печати к его кабинету. Без сомнения в нем должны находиться бумаги, которые не желают выпустить в чужие руки».


Через семь лет под редакцией Миллера и Шлецера вышел первый том труд Ломоносова по русской истории, в которой великий русский ученый «неожиданно» во всем поддерживает теории иностранцев-академиков относительно происхождения русской государственности. Проведенный впоследствии семантический анализ оригинальных произведений Ломоносова в сравнении с трудами Миллера и якобы ломоносовской историей, показал недвусмысленное сходство отредактированных трудов русского ученого с работами самого Миллера.

Аналогичным образом Миллером были изданы труды Татищева лишь после смерти самого автора.

Переселенческая политика Екатерины II Великой

Переселение немцев в Поволжье

12 (22) июля 1763 года был издан манифест «О дозволении всем иностранцам, въезжающим в Россию, селиться в разных губерниях по их выбору, их правах и льготах». Затем,  Изданный на русском, французском, арабском, польском, английском, чешском и немецком языках, этот документ был разослан через каналы Коллегии иностранных дел ко всем дипломатическим агентам Российской Империи за границей.

Национальная политика Екатерины 2 относительно иностранных переселенцев

Для переселенцев были предусмотрены существенные льготы — сниженные налоги, свобода вероисповедания и разрешение не нести воинскую повинность. Таким щедрым предложением воспользовались преимущественно немцы и к 1766 году наплыв колонистов стал столь велик, что приём новых переселенцев пришлось прекратить. Всего переехало более 30 000 человек, которые образовали более 100 колоний на левом берегу Поволжья.

Переселение Ногайцев

После русско-турецкой войны 1768-1774 года, Крымское ханство перешло под покровительство Российской империи, и уже в 1782 году Екатерина II издала манифест, по которому Крым, Тамань и Кубань объявлялись российскими владениями. Проживающая на сопряженных территориях большая часть ногайцев, в том числе часть орд причерноморья (Едисан, Едишкуль, Джембойлук) предпочла откочевать за Кубань в Османскую империю, не желая принимать российское подданство.
Битва казаков с ногайцами.

Судьба оставшихся ногайцев оказалась трагична. Г.А. Потёмкин вел подготовку к переселению ногайцев за Урал, а также в Саратовское и Тамбовское наместничества. 28 июня 1783 года под Ейском было запланировано принятие присяги на верность Екатерине II и Российской империи со стороны кубанских и причерноморских ногайских мурз (предводителей). Казаки при содействии русской армии перекрыли все броды и переправы через реку Ею для организации переселения. Под влиянием эмиссаров Османской империи, обещавших поддержку единоверцам, большая часть ногайцев отказалась переселяться и 30-31 июля 1783 года на Кубани началось восстание, на подавление которого был отправлен знаменитый полководец А. В. Суворов.

В продолжавшихся вплоть до 1 октября 1783 года сражениях с русскими войсками погибло до 7000 ногайских воинов. Выжившие признали присоединение Крыма и ногайских земель к Российской империи, а российское правительство отказалось от первоначальных планов по переселению ногайских орд за Урал. Часть кубанских ногайцев переселили на побережье Каспийского моря (где они проживают до сих пор), Джембойлукская и Едисанская орды были переселены в Приазовье, на р. Молочную.

Уничтожение Запорожской Сечи и
переселение казаков на Кубань

Решение об уничтожении Запорожской Сечи было принято по ряду причин:

  • В результате подписания  Кючук-Кайнарджийского мирного договора в 1774 Крымское ханство перешло под протекторат Российской империи, а слабеющая Речь Посполитая перестала быть угрозой — таким образом острая необходимость охраны границ государства отпала.
  • Часть казаков Запорожской Сечи поддержала восстание Пугачёва — императрица опасалась повторения бунта.
  • Казаки регулярно нападали на колонии сербских поселенцев в Таврии ввиду земельных споров.

5 июня 1775 года императорские войска под руководством П. Текели окружили Запорожскую Сечь и предъявили ультиматум — либо казаки сдают крепость, казну, архивы и все войсковые штандарты, либо их уничтожают вместе с женами и детьми.

Крепость была разрушена, а сдавшимся казакам предоставили выбор — либо вступить в регулярную армию, либо покинуть территорию Российской империи. Часть запорожцев проследовала через Крымское ханство на территорию Османской империи, где турецкий султан разрешил им обосноваться в дельте Дуная — так зародилась Задунайская сечь.

Казаки переселяются на Кубань
Казаки переселяются на Кубань

В последовавшей затем русско-турецкой войне 1787-1791 годов, участвовали оставшиеся в Российской Империи казаки, в формате «войска верных черноморцев», которое было сформированного Г. А. Потёмкиным. Отличившись во время войны, после её окончания казаки в 1792 году отправили делегацию к императрице Екатерине II во главе со своим войсковым судьей А. Головатым.  В результате продолжительных переговоров, Головатому удалось убедить императрицу отдать казакам не только земли в Тамани и на Керченском полуострове (что уже пообещал Потёмкин ещё в 1788 году), но и правобережье Кубани в «вечное и потомственное владение».

К 1793 году черномоские казаки в составе 40 куреней (около 25 тыс. чел.) совершили несколько переходов и переселились на кубанскую землю. Основной задачей поселенцев стало возведение оборонительной линии вдоль всей новообретённой территории.

Черта оседлости для евреев

В результате разделов Речи Посполитой, к территории Российской империи были присоединены земли населенные иудеями. 23 декабря 1791 года (3 января 1792) императрица Екатерина II подписала указ, разрешающий евреям проживать на приобретенных территориях, но запрещающий торговую деятельность за её пределами (русские купцы опасались недобросовестной конкуренции).

Кажущаяся абсурдность такого разрешения (разрешили жить там где жили) становится понятна, если обратиться к указам об евреях ранее: 

Черта оседлости

  • Иван Грозный запретил въезд еврейских купцов на территорию Русского царства
  • Царь Алексей Михайлович выгонял евреев из временно захваченных русскими войсками литовских и белорусских городов
  • 26 апреля 1727 года жена Петра I, императрица Екатерина I подписала указ «О высылке Жидов из России и наблюдении, дабы они не вывозили с собою золотых и серебряных Российских денег»
  • (2) 13 декабря 1742 года императрица Елизавета Петровна подписала указ, согласно которому всех евреев из Российской империи необходимо было выдворить, за исключением согласившихся сменить веру (не было исполнено в полной мере)

Таким образом, Екатерина II проявила покровительство по отношению к иудеям (евреям) одной из немногих прежних правителей России.

Итоги и результаты

При Екатерине II в состав Российской империи вошли Северное Причерноморье, Приазовье, Крым, Новороссия, земли между Днестром и Бугом, Белоруссия, Курляндия и Литва. Суммарное количество человек на присоединенных территориях составило около 7 миллионов. В результате, по мнению историка В. О. Ключевского, в Российской империи «усилилась рознь интересов» между разными народами. Самым дискриминируемым в этих условиях оказалось коренное население, что привело к такому казусу: некоторые русские дворяне в конце XVIII — начале XIX вв. в качестве вознаграждения за службу подавали прошение «записать в немцы», чтобы они могли воспользоваться соответствующими привилегиями.

Влияние иностранной культуры на развитие русского общества, начавшееся со времён Петра I, не ослабевало, а наоборот, поощралось императрицей Екатериной II. Стала ли такая национальная политика благом для России или же нет — предоставим судить тебе, читатель.