Екатерина II Великая императрица российская 1762 - 1796
Краткая сводка
Миссия Информарус
Главная > Связи > Петр III
Портрет будущего императора Петра III — Г. К. Гроот, 1743
Генеалогическое древо — доказательство родственных связей Петра III и Екатерины II

История величайшей русской императрицы начинается в 1729 году в г. Штеттин. Родилась она под именем Софья Августа Федерика Анхальт-Цербстская. В 1744 году Елизавета Алексеевна пригласила Екатерину II в Петербург, где она приняла православие. Она не была согласна со своей судьбой, но ее воспитание и смирение взяли верх. Вскоре, великому князю Петру Ульриху сосватали юную особу в невесты. Венчание Петра III и Екатерины II состоялось в 1745 году 1 сентября.

Детство и образование

Мать Петра III — Анна Петровна
Отец Петра III — Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский

Муж Екатерины II родился в 1728 году в немецком городке Киле. Нарекли его Карл Петер Ульрих Голштейн-Готторпский, еще с детства он должен был унаследовать шведский трон. В 1742 году Елизавета Алексеевна объявила Карла наследником русского престола, он остался единственным потомком Петра I Великого. Петер Ульрих прибыл в Санкт-Петербург, где его окрестили и дали имя Петр Федорович. Прошла процедура с большим усилием, юный наследник противился православию и открыто заявлял о нелюбви к России. Воспитанию и образованию значения не предавали, это отразилось на будущих взглядах императора.
Цесаревич Петр Федорович и великая княгиня Екатерина Алексеевна, 1740-е Г.К. Гроот

Портрет Петра III — Антропов А.П. 1762
Волевой, честолюбивой, справедливой императрице российской с супругом не повезло. Муж Екатерины II был не достойным человеком, не слишком физически и умственно развитым. При первом знакомстве Петра III и Екатерины II, она была возмущена его невежеством и малообразованностью. Но выбора у молодых людей не было, будущее было предрешено Елизаветой Петровной. Брак не образумил Петра Федоровича, напротив, он расширял круг своих забав и увлечений. Он был человеком со странными предпочтениями. Император мог часами носиться по комнате с кнутом или собирать всех лакеев, дабы поиграть в солдатиков. Петр Федорович имел неподдельный интерес к военной службе, но исключительно в игровой форме, серьезно этим заниматься он не собирался.

Отношения между супругами

Муж Екатерины Великой оказался к ней холоден, равнодушен и даже враждебен. К примеру, мог разбудить ее ночью, чтобы поесть устриц или рассказать о понравившейся ему даме. Петр Федорович был бестактен, не только к своей жене, но и к окружающим. Даже после появления на свет сына Павла Петровича в 1754 году, Петр остался большим ребенком. Екатерина все это время занималась саморазвитием и образованием. Еще в период правления Елизаветы, она заняла свою достойную нишу при дворе, где вскоре нашла единомышленников и приспешников. Люди видели именно в ней будущее для Российской Империи, многим были близки ее либеральные взгляды. Невнимание мужа являлось одной из причин, подтолкнувших будущую императрицу в объятия первых любовников и фаворитов.

Екатерина Алексеевна вела дипломатические переписки, вмешивалась в дела государственные, пыталась на них влиять. И это не осталось не замеченным Елизаветой Петровной и мужем Екатерины Великой, чтоб избежать ссылки, она стала вести свою игру тайно, убедив двор в своей простоте и безобидности. Если бы не скоропостижная смерть тети Петра Федоровича, он не взошел бы на трон, ведь заговор уже существовал. Со смертью Елизаветы Петровны прервалась старая ветка рода Романовых.
Петр III с Екатериной II и сыном — Г.К. Гроот

Скоропостижное правление

Начал свое правление Петр III с уничтожения «тайной канцелярии», дал вольность дворянам в 1762 году, помиловал многих людей. Но это не расположило народ к императору. Его стремление реформировать церковь и возвращение всех отвоеванных у Пруссии земель в Семилетней войне сделали императора предметом общенародного негодования. Екатерина II воспользовалась неприязнью к своему супругу, все это время готовя переворот, ко дню которого за ее спиной была 10 тыс. армия солдат и сторонники среди дворян, в том числе — братья Орловы. Которые, пока муж Екатерины Великой был в Ораниенбауме, тайно привезли ее в Санкт-Петербург и провозгласили императрицей, а Павла I в будущем, наследником российской короны 9 июля 1762 года.

На следующий день Петр III отрекся от престола. Сохранилось письмо Петра III к свергнувшей его супруге.

Несмотря на эту просьбу, во время своего заключения в Ропше, он погиб при невыясненных обстоятельствах, по одной из версий – от удара по голове во время попойки, по другой — был отравлен. Народу объявили, что он умер от «геморроидической колики». Это стало началом эпохи правления Екатерины II Великой.

Коронация Екатерины II в Успенском соборе. 1762 год. По рисунку Ж.-Л. Девильи и М. Махаева

Версии об убийстве

По одной из версий убийцей называли Алексея Орлова. Известны три письма Алексея к Екатерине из Ропши, из них два первых существуют в подлинниках.

«Урод наш очень занемог и охватила его нечаенная колика, и я опасен, штоб он сегоднишную ночь не умер, а больше опасаюсь, штоб не ожил…» 

«Боюсь гнева вашего величества, штоб вы чего на нас неистоваго подумать не изволили и штоб мы не были притчиною смерти злодея вашего <…> он сам теперь так болен, што не думаю, штоб он дожил до вечера и почти совсем уже в беспамятстве, о чём и вся команда здешняя знает и молит бога, штоб он скорей с наших рук убрался. »

Из этих двух писем исследователи поняли, что отрёкшийся государь внезапно занемог. Насильно лишать его жизни гвардейцам не потребовалось ввиду скоротечности тяжёлой болезни.

В третьем письме говорится о насильственном характере смерти Петра III:

« Матушка, его нет на свете, но никто сего не думал, и как нам задумать поднять руки на Государя. Но, государыня, свершилась беда: мы были пьяны, и он тоже, он заспорил с князь Фёдором [Барятинским] ; не успели мы рознять, а его уже не стало.»

Третье письмо является единственным известным на сегодняшний день документальным свидетельством об убийстве низложенного императора. До нас это письмо дошло в копии, снятой Ф. В. Ростопчиным. Оригинал письма был якобы уничтожен императором Павлом I в первые дни его царствования.