Екатерина II Великая императрица российская 1762 - 1796
Краткая сводка
Главная > Связи > Фавориты > Григорий Орлов

Светлейший князь Григорий Григорьевич Орлов был рождён в семье новгородского губернатора 6 (17) октября 1734 года. Отец Григорий Иванович Орлов и мать Лукерья Ивановна Зиновьева проживали тогда в родовой усадьбе, которая располагалась в селе Люткино. Григорий был достойным представителем своей фамилии, в нём присутствовала та удаль и прыть, что были свойственны всем мужчинам рода Орловых.

Братья Орловы

Братья Алексей и Григорий Орловы
Существует некая легенда о родоначальниках семьи Орловых и присвоения фамилии. В стрелецком бунте 1689 года принимал участие солдат Иван, которого сослуживцы прозвали Орлом за мужество и недюжинную силу. Этот солдат, как и другие участники бунта, был приговорён к казни. Однако «Орёл» сумел избежать казни и был помилован царём за очень неординарный поступок: солдат оттолкнул ногой голову предыдущего казненного, потому как та мешала ему пройти к плахе. Спокойствие, с которым приговорённый отнёсся к приближающейся смерти, поразило царя. Чуть позже прозвище «Орёл» стало фамилией. Иван Орлов получил чин офицера и дворянство, его сын – Григорий стал генереал-майором и генерал-губернатором Новгорода.

В 53 года потомок того самого «Орла» женился на дворянской девице Лукерье, заимел от неё девятерых сыновей. Правда, выжили всего пятеро: Владимир, Иван, Григорий, Фёдор и Алексей. Примечательно, что братья были таковыми не только по крови, но и по духу. Этому поспособствовало благополучное детство и положительное влияние главы семейства. Григорий Иванович не допускал в семье склок и ссор, приучал братьев к взаимовыручке и поддержке. Именно поэтому многие друзья и приятели Орловых рассказывали о близких и тёплых отношениях между братьями: те делили расходы и доходы, имели общий кошелёк.

Глава семьи позаботился об образовании для сыновей. Григорий Григорьевич Орлов, как и остальные братья, получил домашнее образование. Род Орловых славился силой и выносливостью, потому мальчики отличались от сверстников ростом, статью и прытью. По мнению отца, должно было уделить внимание физической подготовке «мальцов», а также подробному изучению военного дела. Возможно, поэтому, много позже императрица Екатерина II сочла полученное Григорием образование недостаточным: Орлов говорил только по-русски, был равнодушен к наукам и учениям.

Екатерина II и Григорий Орлов: цесаревна и ловелас

В возрасте пятнадцати лет (1749 год) Григорий с двумя другими братьями был привезён отцом в Петербург и отправлен на учёбу в сухопутный кадетский корпус, окончив который стал солдатом в элитном Семёновском полку. Уже в ту пору молодой Орлов привлекал внимание женщин своей красотой и силой. Григорий был выше сверстников на две головы и мог шутки ради состязаться с любым силачом.

Став офицером, был отправлен на Семилетнюю войну в 1757 году, где получил 3 ранения при Цорндорфе, но поле брани не покинул, что почти мгновенно разнесло славу о храбреце среди солдат и сослуживцев.

Молодой граф Григорий Орлов

Через 2 года за отличную службу был переведён в петербуржский артиллерийский полк. Уже через год, в 1760 генерал-фельдцейхмейстер граф П. И. Шувалов взял к себе Орлова в качестве адъютанта, о чём довольно скоро пожалел – привлекательный, порывистый и страстный молодой офицер не преминул возможность закрутить роман с дамой сердца Шувалова – княгиней Куракиной. Скандальный роман добавил славы «Дон Жуану», а самого виновника немедля уволили с должности и перевели в фузилёрный гренадерский полк. Именно там будущая императрица Екатерина II и приметила рослого красавца, уже наслышанная о его любовных похождениях.

Дворцовый переворот в двух актах

Присяга Измайловского полка Екатерине II. Неизвестный художник. Конец XVIII — первая треть XIX в.

Вспыхнувший роман между Екатериной II и Григорием Орловым разгорелся в заговор против будущего императора. Братья Орловы среди солдат и офицеров слыли людьми надёжными и порядочными, потому их слова сомнению не поддавали. Пользуясь такой популярностью, братья в начале осторожно, а потом всё более открыто критиковали наследника престола и возвышали цесаревну в разговорах с друзьями и приятелями. Со слов Орловых, Екатерина являлась мученицей, ратующей за будущее державы, её супруг же представал в образе будущего тирана и угнетателя. Следует отметить, что беспечное и одновременно высокомерное поведение Петра укрепляло сомнения, посеянные заговорщиками. Потому дворянство и знать довольно легко приняли идею необходимости смены власти, военные же приняли в действе непосредственное участие.

Первый раз возможность переворота возникла в день смерти императрицы Елизаветы, 25 декабря 1761 года. На тот момент Екатерина была на пятом месяце беременности, потому замешкалась и в панике упустила момент, подходящий для прихода к власти. Тем не менее, положение супруги не укрылось от императора. Пётр III отрицал свою причастность к беременности Екатерины и намеревался отправить неверную супругу в монастырь, после чего повторно жениться на своей фаворитке Елизавете Воронцовой.

Разрешилась от беременности будущая императрица 11 апреля 1762 года. Дабы отвлечь внимание супруга от сего события, сторонники Екатерины устроили поджог. Пётр очень любил тушить пожары, потому, получив весть о горящем доме, немедленно отбыл туда, тем самым дав достаточно времени на отправку новорождённого в приёмную семью. Ребёнок Григория Орлова и Екатерины II был назван Алексеем и получил фамилию Бобринский.

Вторая попытка переворота случилась в июне того же года. Правление Петра III вызывало всё больше возмущения народа и, в особенности, армии. Солдаты и офицеры были разгневаны преклонением императора перед прусским королём Фридрихом, с которым ранее вели войну. 28 июня с помощью братьев Орловых Екатерина взошла на российский престол.

Без пяти минут император

Граф Григорий Орлов

После воцарения Екатерины, Орлов почувствовал себя почти императором. Причин для того было достаточно. Прежде всего, императрица сама обещала Григорию выйти за него замуж, когда обстоятельства сложатся благоприятно. В ту пору при дворе ходили слухи о «Бестужевском проекте», который основывался на слабом здоровье наследника престола Павла и предполагал венчание Григория Орлова с Екатериной II, а также признание их сына Алексея, который на тот момент был ещё младенцем, законным отпрыском. Цесаревич в 1762 году тяжело болел, и врачи всерьёз опасались за его жизнь, потому проект обсуждался всё активнее.

Также в пользу законного брака высказывались и братья Орловы. После кончины Петра III идея стала особо актуальна, настолько, что обсуждалась в Государственном совете самыми влиятельными лицами того времени. История умалчивает, то ли Екатерина передумала связывать себя узами повторного брака, разочаровавшись в фаворите, то ли государственные мужи отговорили её от этого поступка. В любом случае, планам братьев Орловых не суждено было сбыться. По одной из версий, несогласие выразил Никита Панин, заявив, что императрица вольна поступать, как ей угодно, но никогда госпожа Орлова не станет императрицей. Позицию Панина поддержал Кирилл Разумовский.

Бестужевский проект не осуществился и по причине заговора против Орловых. В народе стали распускать слухи о желании императрицы обвенчаться с «убийцей её мужа», в Москве и Петербурге начались волнения, срывались коронационные портреты Екатерины. Приняв во внимание все обстоятельства, государыня отказала Орлову в замужестве: «Друг мой, я люблю тебя, но обвенчавшись, мы обречём себя на судьбу Петра III», — таким образом, отказ стал делом не личным, но государственным.

Григорий Орлов – фаворит Екатерины II Великой

Неудача с венчанием повлекла за собой ещё одно разочарование. Хлопотами Бестужева в результате длительных переговоров (в том числе с римским послом), Григорий Григорьевич должен был стать князем Римской империи. Титульная грамота была получена, однако, время было неподходящее: будущему князю грозила смерть, а самой императрице – народный бунт.

Несмотря на невозможность заключения брачного союза, Григорий Орлов не был обижен императрицей. Сразу после коронации Екатерина щедро вознаградила всех своих сторонников, раздав не только звания и чины, но и множество поместий и владений. Григорий Орлов получил звание генерал-майора, графский титул, шпагу с бриллиантами и множество земель. Тем не менее, фаворит предпочитал жить в Зимнем дворце, был вхож в покои императрицы и принимал активное участие в обсуждении дел государственных.

Может недостаток образования, а может склад характера, не делали фаворита хорошим советником в деловых вопросах. Простой солдат, получив титул, деньги и влияние, тем не менее не стремился к власти и управлению державой. Многие знавшие Орлова лично, характеризовали его, как человека щедрого, отзывчивого и беззлобного. Оказавшись при дворе, Григорий активно интересовался искусством, наукой и философией, покровительствовал Ломоносову. После смерти последнего, граф выкупил все труды великого учёного и сохранил их для потомков.
М. В. Ломоносов

Об отношениях императрицы с её фаворитом сохранилось множество субъективных отзывов, в основном, в переписке иностранных послов и иноземных представителей. К примеру, французский поверенный в делах Беранже из Петербурга в 1764 году писал о том, что граф держит себя с Екатериной II настолько свободно, что поражает всех вокруг; он не признаёт этикета и общественного порядка, позволяет себе в присутствии официальных персон вольности, «каких в приличном обществе уважающая себя куртизанка не позволит своему любовнику».

Довольно долго императрица действительно вела себя подобно любовнице, выполняя все прихоти фаворита. В письме мадам Жоффрен Екатерина так отзывалась об Орлове: «Когда пришло Ваше последнее письмо, граф Орлов был в моей комнате. Есть одно место в письме, где Вы называете меня деятельной, потому что я работаю над составлением законов и вышиваю шерстями. Он, отъявленный лентяй, хотя очень умный и способный, воскликнул: «Это правда!» И это первый раз, что я услышала похвалу от него. И ею я обязана Вам, милостивая государыня».

Доподлинно неизвестно, но по некоторым сведениям Екатерина II и Григорий Орлов стали родителями трём отпрыскам. Генниг – английский посол, сообщал, что первая камер-фрейлина и поверенная императрицы Протасова воспитывает двух девочек под фамилией Алексеевы, называя их своими племянницами, на само же деле родителями приходятся граф и императрица. Герцогу де Пралин в 1764 году было донесение от Бранже о младенце, которого Екатерина и Григорий посещали тайно у поверенного слуги Шкурина (в данном случае речь идёт о Бобринском). Также ходили слухи о неудачной беременности императрицы.

Случались между влюблёнными и ссоры. В одном из писем иностранный посол замечал, что Орлов ведёт себя с императрицей, как со служакой, пренебрегая всеми правилами этикета и устраивая бурные сцены при посторонних. После склоки граф отбыл на охоту, где пропадал три дня, государыня же всё это время пребывала в отчаянии. Примирение состоялось в Царском селе, куда Екатерина II пригласила Орлова письмом, отправленным в драгоценной шкатулке.

Стараниями императрицы, Григорий Орлов получил массу должностей и чинов. Тем самым Екатерина пыталась заставить фаворита проявлять активность в государственных делах. Граф получил должности: директора инженерного корпуса, шефа кавалергардов, генерала-аншефома артиллерии и генерала-фельдцейхмейстерома, президента Канцелярии опекунства иностранных колонистов, начальника всех укреплений. К сожалению, все усилия имели прямо противоположный эффект и вызывали в Орлове лишь раздражение. По словам английского посла, доброжелательность и щедрость сменились в графе чопорностью и мелочностью. Прежде страстные отношения между императрицей и фаворитом сменились ссорами и конфликтами. Григорий Григорьевич стал много времени проводить вне Зимнего, пропадая на охоте, открыто флиртовал с придворными дамами.

В дневниках Букингема сохранились записи о нелицеприятном случае в загородном имении. Одна из молоденьких придворных дам пожаловалась, что граф проявляет к ней настырное внимание и совершенно не принимает во внимание её отказы. По словам девицы она опасалась гнева императрицы, кроме того любила другого. В загородной поездке Орлов продолжил ухаживания. Внезапно в комнату вошла императрица, чем совершенно не смутила графа, но повергла в смущение барышню. К удивлению девицы, Екатерина не разгневалась, наоборот подошла сзади и шёпотом промолвила: «Не надо смущаться. Я уверена в вашей порядочности и уважении ко мне. Не бойтесь, что доставите мне огорчение. Наоборот. Это я вам обязана за ваше поведение».

Григорий Орлов – общественный деятель и военный

Граф Григорий Орлов после Чесменского сражения

Несмотря на остывающие чувства, императрица продолжала нуждаться в Орлове, если не как в любовнике, то как в соратнике. Она продолжала щедро одаривать фаворита: помимо земельных угодий, десятков тысяч крепостных, дворцов, дач и имений, граф ежемесячно получал 10 000 рублей карманных денег. Также по заказу императрицы был изготовлен медальон в форме сердца с богатой инкрустацией бриллиантами и портретом Екатерины. Носить украшение разрешалось в петлице, что было исключительным случаем.

Нередко Григорию Григорьевичу Орлову приписывают создание Вольного Экономического Общества. Однако это ошибочная информация.

Граф имел весьма посредственное отношение к данной структуре: он не выступал ни автором, ни учредителем, а также не являлся президентом ВЭО. Единственным весомым вкладом Орлова в данное мероприятие стала его подпись под посланием дворян императрице. Примечательно, что первое учредительное собрание Общества произошло в здании, где проживал Григорий Григорьевич — в бывшем Штегельмановом доме. Но сам граф, ссылаясь на занятость, во встрече участия не принимал. По той же причине Орлов отказался от президентства в первый раз. Хотя с 1 января до 1 сентября 1766 года, всё-таки занимал эту должность. В этот период Григорий успел заказать проект здания для Общества у архитектора Ж.Б. Валлен-Деламота. Здание располагалось на углу Невского проспекта и Дворцовой площади и возводилось в 1768-1775 гг.

Чумной бунт 1771 года
Чумной бунт 1771 года
Григорий Григорьевич, как человек военный, был одним из инициаторов похода против турок для завоевания причерноморских земель. Также Орлов был отправлен Екатериной II в Москву для борьбы с чумой в 1771 году. За два месяца болезни народ начал бунт, убил метрополита, губернатору удалось сбежать. Эпидемия была ликвидирована всего за месяц, а императрица велела возвести в Царском селе по дороге в Гатчину Триумфальную арку в честь героя и отлить медаль с портретом победителя рядом с фигурой Курция.

Подпись на медали гласила: «И Россия имеет таких сынов!», — по некоторым сведениям императрица хотела написать «такого сына», но Григорий Орлов настоял на более скромной версии.

Медаль в честь подвига Г. Орлова
Медаль в честь подвига Г. Орлова

Как граф Орлов стал светлейшим князем

После возвращения Григория в Зимний жизнь вернулась на круги своя, но идиллия была недолгой. В то время крайне остро стоял польский вопрос: по мнению Екатерины II Август Понятовский был идеальным кандидатом на роль польского короля. Орлов встретил такую идею бурным негодованием. Фаворит прямо на заседании Верховного Совета заявил, что не позволит сделать королём бывшего любовника императрицы. Григорий решил, что Екатерина грезит о Понятовском, как о будущем муже, потому и стремится сделать из него монаршую особу.

Петр Александрович Румянцев-Задунайский
Н. Панин — российский дипломат

Далее события развивались динамично. Орлов увлёкся собственной кузиной, чем вызвал негодование в обществе из-за юного возраста девицы, и личную ревность государыни. Уязвлённый строптивостью императрицы Орлов отбыл в Фокшаны для заключения мира, который добыл Румянцев. После чего из Ясс слал императрице послания с требованиями назначит его главнокомандующим для взятия Византии. Граф поскандалил с Румянцевым, грозился виселицей прямо на заседании конгресса. Орлов мечтал о войне и славе, дабы с помощью генерала Бауера свести подвиги Румянцева на нет. Не получив желаемого, обосновался в Яссах и предался празднествам и гулянкам, расхаживал в бриллиантовом платье, присланном лично императрицей, совершенно игнорируя инструкции Панина, которые тот слал с завидной регулярностью.

Панин тем временем отплачивал, на тот момент уже бывшему фавориту императрицы, той же монетой. Давняя ненависть к братьям Орловым наконец нашла выход и дождалась своего часа: не прошло и двух недель с отъезда Григория, как в комнату фаворита переехал Васильчиков – подосланный Паниным новоявленный любимец императрицы.

Новое увлечение государыни смутило общественность. Признаться, народ и дворяне привыкли к Орлову и считали, что он будет постоянным и единственным фаворитом Екатерины II. Открытость, с которой императрица пустилась в новую любовную связь, шокировала общественность – по мнению многих это было открытым развратом и совершенно недопустимым поведением.

Вскоре слухи о сопернике дошли и до Орлова, но к тому времени было поздно – ловушка Панина захлопнулась, и Григорий потерял не только контроль над Екатериной, но и всякое влияние на неё. Со всей своей порывистостью, граф поспешил спасать положение – помчался в Петербург, до которого было более полутора тысяч километров, что по тем временам было немыслимым расстоянием. Без сна и отдыха Орлов дни и ночи напролёт гнал экипаж в столицу. Остановил Григория Григорьевича императорский приказ пройти карантин, так как на юге страны ещё свирепствовала чума, всех путешественников, прибывших оттуда, задерживали в нескольких десятках вёрст от Петербурга. К указу прилагались предложения переждать положенное время во дворце в Гатчине, на реке Ижора.

Далее игра императрицы и бывшего фаворита продолжилась в письмах и через посредников. Екатерине необходимо было, что Орлов отказался от всех занимаемых им должностей, потому она отправляла  графу гонцов – Олсуфьева, Бецкого, Чернышева. Григорий в свою очередь писал тем же друзьям, сулил несметные богатства и царские вознаграждения за устройство его примирения с государыней.

Такая осторожность со стороны Екатерины II была не случайна: на 1 декабря 1772 года, состояние графа Орлова исчислялось десятком миллионов рублей, помимо этого он получил расположение духовенства, имел в своём распоряжении более тысячи солдат и слыл героем в рядах армии. Орлов понимал, что императрица стремится уладить дело миром, но не прекращал попыток к возобновлению более «близкой» связи. Доходило до смешного, к примеру, после требования Екатерины вернуть подаренный ею портрет в бриллиантах, граф вернул драгоценности, а портрет пообещал отдать только ей лично в руки.

В конце концов Екатерина II указом отстранила Григория Орлова от всех должностей. В своих же дневниках отмечала, что не отрицает важности роли братьев Орловых в её судьбе, выражала свою благодарность им, но считала свой долг выплаченным, так как осыпала Орловых и почестями, и богатствами. Григорию же предоставляла полную свободу. В октябре 1772 года Орлов сменил титул графа на князя. Григорий гостил при дворе, свободно общался с императрицей и её приближёнными, на следующее утро отправился в город кутить и развлекаться.

Григорий Орлов и Екатерина II – более не любовники, но друзья

Князем овладела неутолимая жажда удовольствий. По словам Сабатье, который в 1772 году писал портрет Орлова, Григория совершенно ничего не сдерживало – ни мораль, ни приличия, ни воспитание. Все его желания сиюминутно исполнялись. Такая распущенность, по мнению художника, окончательно уничтожила в князе все задатки и способности. Также один из придворных отмечал длительные и неряшливые застолья Григория с фрейлинами: сервировка и блюда оставляли желать лучшего, но Орлова это не беспокоило, равно, как и женщины – первая красавица двора и прислужница привлекали его одинаково.

Дворяне были уверены, что рано или поздно Григорий Орлов будет играть ту же роль, что в своё время играл Разумовский при Елизавете. Так и вышло. Прежде Екатерина II нанесла Григорию визит в Гатчине. В то время Орлов ухаживал за принцессой гессен-дармштадтской, когда она и две её дочери прибыли на смотрины – Екатерина выбирала невесту Павлу и сомневалась, которой из дочерей отдать предпочтение.

В Берлин тут же была послана депеша с опасениями Сольмса, в которой говорилось, что Панин боится, как бы Орлов не вознамерился жениться на принцессе, так как их общение почти сразу вышло за рамки формальностей, а неопытная в любовных делах дама, по своей простоте и наивности может легко принять ухаживания князя. Впрочем, все переживания были напрасны: ловелас не питал интереса к политике, а принцессу легко променял на фрейлину.

Граф Г. Потёмкин-Таврический

Судьба Потемкина

В 1774 году, когда место фаворита занял Потёмкин, Орлов поехал в путешествие по Европе. Князь не отказывал себе в удовольствиях и вдоволь натешился, изумляя чужеземцев своим роскошным образом жизни. По возвращении, Григорий поселился в Зимнем. С Екатериной у него установились близкие отношения, скорее дружеского характера: она подарила ему дворец, он же в ответ преподнёс ей на именины персидский бриллиант «Надир-Шах», который обошёлся в 460 000 рублей.

Княгиня Орлова

Екатерина Николаевна Зиновьева
Жена графа Орлова — Екатерина Николаевна Зиновьева

В 1777 году Орлов стал участником ещё одного скандала. Двоюродная сестра Григория, фрейлина императрицы – Екатерина Николаевна Зиновьева имела массу поклонников, но в мужья выбрала именно дядю. После смерти родителей 14-летняя Екатерина была на попечении у Орлова и к 18 годам стала его женой. В столице ходили слухи о том, что Григорий просто изнасиловал свою воспитанницу, потому церковь категорически противилась этому союзу. По словам самой Зиновьевой это была взаимная и пылкая любовь. Несмотря на обоюдное желание вступить в брак, союз был расторгнут Сенатом, как аморальный и недопустимый. Ситуация разрешилась только благодаря Екатерине II: императрица кассировала постановление Сената, сделала княгиню Орлову статс-дамой и в качестве выражения своего особого расположения преподнесла дорогой подарок.

После медового месяца, проведённого в Швейцарии, молодые вернулись в Петербург, поселились в одном из домов князя и вели тихую семейную жизнь. Орлов почти не появлялся при дворе, не проявлял никакого интереса ни к политике, ни к светской жизни, уделял всё внимание молодой супруге. Всего через несколько лет, в 1780 году чета снова отправилась за границу – княгиня болела и врачи советовали более тёплый климат. Несмотря на все усилия врачей, 16 июля 1782 года княгиня Орлова умерла от чахотки в Лозанне. Князь не смог пережить потери и лишился рассудка. По слухам, в припадках бреда ему мерещился образ Петра III и он шептал: «В наказанье мне». Братья отвезли Григория в Москву, усадьбу Нескучное (позже на этом месте будет разбит Нескучный сад), он получил лучшее лечение от самых именитых врачей того времени, но все усилия были напрасны. В ночь на 13 апреля 1783 года Григорий Григорьевич Орлов умер.