Екатерина II Великая императрица российская 1762 - 1796
Главная > Связи > Фавориты > И. Н. Римский-Корсаков

Римский-Корсаков И. Н.
Иван Николаевич Римский-Корсаков, (24 января 1754 — 16 февраля 1831) – один из «проходящих» фаворитов Екатерины II. Он не был весомой фигурой на политической доске, как граф Орлов, не стал другом и советником, как князь Потёмкин, не был даже яркой вспышкой, как Ланской. Царь Эпирский, как звала Римского-Корсакова Екатерина, остался в истории как «ещё один из фаворитов».

Иван Николаевич был представителем старинного аристократического рода польско-литовско-чешского происхождения.

Бесславный представитель славного рода

В конце XIV века Сигизмунд Корсак прибыл на службу к сыну Дмитрия Донского – великому князю Василию Дмитриевичу, в Московское княжество.

По нелепому стечению обстоятельств род Сигизмунда Корсака часто путали с другим дворянским родом – Корсаковых, потому в 1677 году царь Фёдор Алексеевич разрешил сменить фамилию на Римский-Корсаков. Такая приставка была выбрана не случайно: родоначальник был подданным римского императора. Много позже представители  рода Римских-Корсаковых не раз оставили свой след в истории России: командир корпуса в Альпийском походе Суворова – Александр Михайлович, известный композитор — Николай Андреевич, а также три адмирала.

Сам же Иван Николаевич – будущий фаворит императрицы Екатерины II, был обычным парнем с более чем заурядными способностями. Отец Ивана – Николай Семёнович, был небогатым смоленским дворянином, который смог обеспечить сыну домашнее образование, после чего отправить на военную службу. Иван отличался красотой, физической силой и отменным здоровьем, потому в армии себя чувствовал уверенно и бодро продвигался по службе. Сначала служил сержантом в лейб-гвардии в Конном полку, далее был определён в Кирасирский полк, даже успел принять участие в польской кампании 1768—1772 гг. К тому времени, как Потёмкин заприметил Римского-Корсакова, тот уже получил звание капитана.

Смотрины для Екатерины

Несмотря на то, что любовные страсти между Екатериной II и князем Потёмкиным улеглись, Светлейший оставался для императрицы человеком значимым. Именно он, помимо всего прочего, отбирал для государыни «годных» фаворитов. В 1777 году Потёмкин-Таврический подбирал замену Зоричу. Вот тогда-то и пробил звёздный час Ивана Николаевича. Зная вкус императрицы, Григорий Потёмкин выбирал красивых молодых людей с крепким здоровьем; руководствуясь же собственными интересами, князь заботился об отсутствии у кандидатов выдающихся политических талантов и незаурядных умственных способностей.

В декабре 1777 года Екатерине II были представлены 3 кандидата: внебрачный сын графа Воронцова, немец-аристократ Бергман и 24-летний красавец Римский-Корсаков.

Граф Г. Потёмкин-Таврический

Судьба Потемкина

Молодые люди встречали 48-летнюю императрицу в приёмной с букетами цветов. Екатерина II побеседовала с каждым, но букет передала Потёмкину именно с Римским-Корсаковым.

Победитель смотрин был немедленно назначен флигель-адъютантом, а поле прапорщиком кавалергардов, что было соответственно званию генерал-майора в армии. Через время Римский-Корсаков стал уже камергером и генерал-адъютантом.

Царь Эпирский

Иван Николаевич был выбран Потёмкиным не случайно – молодой человек отлично подходил для развлечения императрицы. Екатерина II с восхищением наблюдала за юношей, слушала его игру на скрипке и пение: «Все — не только люди, но и животные — заслушиваются его игрой».

Императрица привязалась к фавориту, скучала в его отсутствие, заверяла его в своей любви и слёзно просила молодого человека беречь себя для её счастья. Однажды, в беседе с Орловым, государыня выразила свой восторг от таланта Римского-Корсакова, сравнив того с соловьём, на что получила одновременно язвительный и пророческий ответ: «Это правда, но ведь соловьи поют только до Петрова дня…». Как и у соловьиной песни, век фаворита при дворе был не долгим.

Граф Григорий Орлов

Судьба Орлова

Известное прозвище «Царь Эпирский» Римскому-Корсакову дала сама императрица в переписке с Гриммом. В ответ на замечание барона о том, что новый фаворит – лишь прихоть государыни, Екатерина II написала:

«Прихоть? Знаете ли вы, что это выражение совершенно не подходит в данном случае, когда говорят о Пирре, царе Эпирском, об этом предмете соблазна всех художников и отчаяния всех скульпторов. Восхищение, энтузиазм, а не прихоть возбуждают подобные образцовые творения природы! Произведения рук человеческих падают и разбиваются, как идолы, перед этим перлом создания Творца… Никогда Пирр не делал ни одного неблагородного или неграциозного жеста или движения. Он ослепителен, как Солнце, и как оно разливает свой блеск вокруг себя. Но все это, в общем, не изнеженность, а, напротив, мужество, и он таков, каким бы вы хотели, чтобы он был. Одним словом, это – Пирр, царь Эпирский. Все в нем гармонично, нет ничего выделяющегося. Это – совокупность всего, что ни на есть драгоценного и прекрасного в природе; искусство – ничто в сравнении с ним; манерность от него за тысячу верст».

Касательно же ума красавца-фаворита, история сохранила сколь забавный, столь же и не подтверждённый слух. Екатерина II всегда была щедра к тем, кто приходился ей по душе. Околдованная пением Римского-Корсакова, императрица одаривала любимца всем возможным. Прежде всего, она выкупила у Васильчикова особняк на Дворцовой набережной и подарила его Ивану.

Обустраивая этот самый особняк, Римский-Корсаков задумал произвести на царицу впечатление и организовать богатую библиотеку. Для этих целей был вызван книготорговец. После осмотра помещения, отведённого под библиотеку, книготорговец попросил список книг, которые хозяин особняка желает приобрести, на что получил ответ:

«Об этом я не забочусь, это ваше дело. Скажу только, что внизу должны стоять большие книги, а чем выше, тем они должны быть меньше, точно так, как у государыни»
(по иной версии расположение книг было обратным – от меньших к большим).

Помимо вышеуказанного особняка, Римский-Корсаков получил в дар от Екатерины II имение в Могилёвской губернии и 6 тыс. крестьянских душ, драгоценности на сумму около 400 тыс. рублей и 200 тыс. рублей на путешествия. В знак особого расположения, государыня заказала для фаворита копию со своего портрета работы Эриксона. Также Станислав Понятовский – польский король, пожаловал Ивану Николаевичу орден Белого Орла.

Вигилиус Эриксен (1716-1749). Портрет Екатерины II перед зеркалом

Отставка и удаление от двора

Иван Николаевич Римский-Корсаков появился при дворе по воле князя-Таврического, по его же воле был со двора удалён.

Тщетные попытки Ивана интриговать против Потёмкина закончились полным фиаско, а для Светлейшего оказались удобным случаем решить две проблемы за раз. Помимо самого Григория Потёмкина, на императрицу оказывали сильное влияние фельдмаршал Румянцев-Задунайский и его сестра — графиня Брюс. Наивный и влюбчивый Римский-Корсаков увлёкся Прасковьей Брюс, о чём незамедлительно донесли Григорию Александровичу. Далее дело не составило труда – императрица «всё узнала» и тут же отослала подругу в Москву. Иван сослался на болезнь и пока остался при дворе.
графиня Прасковья Александровна Брюс

Менее чем через месяц в Петербург из Парижа вернулись супруги Строгановы. Пожилой граф и его молодая жена оказались фигурами видными и популярными. Страшась гнева императрицы, неверный фаворит уехал в Москву, а следом за ним – Екатерина Петровна Строганова (в девичестве Трубецкая). Современники описывали графиню, так:

«Женщина характера высокого и отменно любезная. Беседа ее имела что-то особо заманчивое, одарена прелестями природы, умна, мила, приятна. Любила театр, искусство, поэзию, художество… Была очень живого характера».

Екатерина Петровна, урожденная Трубецкая (1744-1815) — портрет Johann Baptist Lampi

Семейная жизнь и потомки

Помимо красоты и обходительности дама имела солидное состояние – нелюбимый, но щедрый муж одарил её богатой подмосковной усадьбой Братцево, а также пожизненным содержанием, несмотря на разрыв отношений и неверность.

Что нашла богатая красавица в неудавшемся фаворите? Однозначно сказать сложно. Екатерина Петровна была старше 25-летнего Ивана на 10 лет, императрице же «стукнуло» 50. В то же время разница в возрасте между супругами Строгановыми также была более чем весомой. Римский-Корсаков и графиня Строганова жили в гражданском браке. Екатерина Петровна получила развод у пожилого супруга и посвятила себя Ивану Николаевичу. Спустя 20 лет Павел I намеревался сослать фаворита матери в Саратов, бывший муж графини похлопотал за Ивана Николаевича и тому разрешили остаться в Москве. К тому времени Екатерина Петровна «лишилась движения ног», гражданский муж ухаживал за ней и всячески поддерживал. После смерти супруги в 1815 году Иван Николаевич Римский-Корсаков жил в своё удовольствие в своём могилёвском имении, не отказывал себе ни в чём, что в результате плачевно сказалось на его финансовом состоянии. Умер Иван Николаевич 16 февраля 1831 года, похоронен рядом с графиней Строгановой в Братцевской церкви.

Сыновья от союза Ивана Николаевича и Екатерины Петровны – Владимир и Василий получили дворянство от императора Павла I. Василий стал московским уездным дворянским предводителем. Оба сына носили фамилию «Ладомирский». Также имелись дочери: Варвара и Софья.