Екатерина II Великая императрица российская 1762 - 1796
Главная > Связи > Фавориты > Сергей Салтыков

Салтыков Сергей Васильевич
Одним из значимых мужчин в жизни императрицы Екатерины II стал Сергей Васильевич Салтыков. Называть его фаворитом некорректно, ведь во время их отношений Екатерина состояла в официальном браке с наследником престола, будущим Петром III, тем не менее, во многих источниках Салтыков обозначен как фаворит Екатерины II. История сохранила крайне мало сведений о Сергее Васильевиче, о достоверности их и вовсе говорить не приходится. Любовная связь, тогда ещё, Великой княгини Екатерины и камергера наследника престола была яркой вспышкой, которая изменила судьбы многих людей.

Происхождение и семья Сергея Салтыкова

Однозначно говорить о происхождении будущего любовника Екатерины II невозможно, так как документов, объясняющих его происхождение, всего несколько, и они лишь приоткрывают завесу тайны. Предположительно, отцом любовника княгини является Василий Фёдорович Салтыков (1675-1751), человек невероятно противоречивый, с норовом горячим и жизнью насыщенной. Василий Фёдорович приходился братом царице Прасковье Фёдоровне (в девичестве Салтыковой), жене царя Ивана Алексеевича, во время царствования которого, был близок ко двору. В 1690 году Василий Салтыков получил звание кравчего, которое сохранил и при Петре I. Примечательно, что во время правления Петра Великого, Салтыков появлялся при дворе только на праздники и торжественные приёмы, в остальное же время предпочитал проводить в отдалении.

Семейная жизнь Василию Фёдоровичу давалась сложно. Первая жена Аграфена Петровна (в девичестве Прозоровская) умерла в 1707 году, после чего вдовец женился на Александре Григорьевне (в девичестве Долгорукой). Второй брак обернулся трагедией для супруги и скандалом для Салтыкова. Бракоразводный процесс длился несколько лет, даже послужил причиной вновь вспыхнувшего интереса к размышлениям архиепископа Феофана Прокоповича «О правильном разводе мужа с женой». Инициатором развода была Александра Григорьевна, поддержал жалобу её отец – князь Долгорукий, который в 1721 году «бил челом государю», рассказывая, что Салтыков свою жену «по наговору людей своих безвинно бил мучительски и голодом морил и хотел в Митаве убить до смерти». Супругов развели. Больше Василий Фёдорович официально женат не был, по крайней мере, документов, опровергающих этот факт, не сохранилось.

Во времена правления Анны Иоановны Салтыков вновь приближен ко двору. Василий, вместе с родным дядей, получает графский титул в 1730 году. Помимо того производится в действительные статские советники, награждается орденом Святого Андрея Первозванного и назначается Московским градоначальником. Далее Василий Фёдорович произведён в генерал-аншефы и градоначальники Санкт-Петербургские (1732-1740).

Мать любовника Екатерины II Сергея Салтыкова и вовсе фигура мистическая. Существует документ, где указано, что матерью Сергея Васильевича Салтыкова является Марья Алексеевна Голицына. Также имеются сведения о близости Марьи Алексеевны к царице Елизавете, её популярности при дворе в гвардейских полках. Якобы госпожа Голицына оказала «неоценимые услуги» императрице Елизавете, при вхождении той на престол. Единственным письменным подтверждением существования этой женщины служит письмо Василия Евдокимовича Ададурова к графу Никите Ивановичу Панину о свадьбе графа Петра Ивановича Панина в 1748 году. Согласно письму, Марья Алексеевна Салтыкова является статс-дамой и дальней родственницей царской семьи. А Сергей Васильевич Салтыков приходится ей и Василию Фёдоровичу Салтыкову сыном. В комментариях указаны даты жизни Марьи Алексеевны 1 января 1700-14 октября 1752.

Документов, свидетельствующих о наличии у Василия Фёдоровича детей, не сохранилось. Также не имеется никаких документальных подтверждений высокого положения Марьи Алексеевны: в списке статс-дам Елизаветы особо с таким именем не числится, в генеалогическом древе Голицыных женщины с таким именем также нет. Проще говоря, выяснить происхождение Сергея Салтыкова, равно как и подробности его жизни до появления при дворе, невозможно. Нет никаких сведений об образовании будущего фаворита Екатерины II или какой-либо информации о его детстве.

Камергер Петра III – любовник Екатерины II

Сергей Салтыков, будущий тайный советник и посол, появляется при дворе сразу в роли камергера наследника престола. По некоторым сведениям такой должности он добился быстро и легко благодаря связям матери, Марьи Алексеевны, и её высоком положении при дворе Елизаветы. В 24 года молодой человек берёт в жены фрейлину императрицы Матрёну Павловну Балк, а через 2 года в 1752 году покоряет малый двор своим обаянием и красотой.

Новый камергер великого князя Петра Фёдоровича не только пользуется большой популярностью у фрейлин, но и становится доверенным лицом наследника престола и его жены. Однако популярность имеет и обратную сторону – уже к концу года Салтыков вынужден покинуть двор и отбыть в Москву, из-за обилия сплетен и слухов. На защиту скандальной репутации Сергея Васильевича перед императрицей встал сам Пётр Фёдорович. Когда страсти немного улеглись, Салтыков смог возвратиться в малый двор.

Сближение великой княгини Екатерины и камергера Петра Фёдоровича выглядит, как хорошо продуманный спектакль. Некоторые историки уверены, что молодой человек был направлен к Екатерине императрицей Елизаветой, уже отчаявшейся увидеть наследника престола.

Романов Петр III Федорович

История Петра III

Наследник престола любой ценой

Доподлинно неизвестно, было ли распоряжение императрицы Елизаветы найти для Екатерины любовника реальностью, но версия такая имеется. Супружеская жизнь монаршей пары отличалась, мягко говоря, оригинальностью. Длительное время Пётр III всячески уклонялся от выполнения супружеских обязанностей, потому появление наследника было попросту невозможным. Предположительно, по личному настоянию Елизаветы, Петру Фёдоровичу была проведена операция интимного характера, после которой всякие препятствия для заведения детей исчезли. Однако Екатерина так и не беременела.

Столбовой московский дворянин Александр Михайлович Тургенев, живший в конце XVIII – начале XIX веков оставил после себя «Записки», повествующие о жизни двора, в том числе тайных его делах,. В основу «Записок» легли семейные архивы, дневники и документы, собранные и бережно хранящиеся в роду. Сам Александр Михайлович с малых лет сам присутствовал при дворе в роли часового. Он же нёс вахту в день смерти Екатерины Великой, при Павле I стал ординарцем. Молодой человек служил в штабах графа Салтыкова и князя Волконского, провёл достаточно времени при Михаиле Михайловиче Сперанском – статс-секретаре Александра I. Немало сведений Тургенев почерпнул из общения с Василием Андреевичем Жуковским — воспитателем царских детей.

«Записки» сохранили множество любопытных сведений, правдивость которых, впрочем, подвергается сомнению. Среди записей можно отыскать информацию о романе Екатерины и Салтыкова: канцлер империи Алексей Петрович Бестужев-Рюмин в беседе с княгиней Екатериной выяснил подробности её супружеской жизни с Петром III, о чём незамедлительно доложил императрице. Из книги Тургенева: «Бестужев… был ее министром, поверенным всех тайных ее помыслов. От нее непосредственно Бестужев сведал, что она с супругом своим всю ночь занимается экзерцицею ружьем, что они стоят попеременно на часах у дверей, что ей занятие это весьма наскучило, да и руки и плечи болят у нее от ружья. Она просила его (Бестужева) сделать ей благодеяние, уговорить Великого князя, супруга ее, чтобы он оставил ее в покое, не заставлял бы по ночам обучаться ружейной экзерциции, что она не смеет доложить об этом императрице, страшась тем прогневить ее величество… Пораженная сею вестью, как громовым ударом, Елизавета казалась онемевшею, долго не могла вымолвить ни слова. Наконец зарыдала и, обращаясь к Бестужеву, сказала ему: «Алексей Петрович, спаси государство, спаси меня, спаси все, придумай, сделай, как знаешь!». Бестужев предложил для действия прекрасного собою, умного и отличного поведения перед прочими камергера Сергея Салтыкова…»

Такое же распоряжение получила статс-дама императрицы Мария Семёновна Чоглокова. В ходе приватной беседы с княжной Екатериной, Мария Семёновна заметила, что хоть лично она и верна мужу, но случаются «положением высшего порядка», ради которых даже супружескую верность можно нарушить. Таковым

«положением» смело можно считать необходимость скорейшего появления на свет наследника империи. После чего на выбор Екатерине были представлены Сергей Салтыков и Лев Нарышкин. Занятен тот факт, что если Екатерина II и получала подобные намёки, то уже в то время, когда связь с Салтыковым давно перешла из мимолётного флирта в страстный роман.

Екатерина II и Сергей Салтыков – история любви

Инициатором романа, естественно, был Сергей Васильевич. Екатерина Великая, будучи в то время ещё довольно юной девушкой, ухаживания молодого красавца принимала со смущением. Будущая императрица хранила верность мужу не от любви к нему, а скорее, из чувства собственного достоинства, хотя камергер Петра III вызывал у неё неподдельное восхищение: «Сергей Салтыков дал мне понять, какая была причина его частых посещений… Я продолжала его слушать; он был прекрасен, как день, и, конечно, никто не мог с ним сравняться ни при большом дворе, ни тем более при нашем. У него не было недостатка ни в уме, ни в том складе познаний, манер и приемов, какие дают большой свет и особенно двор. Ему было 25 лет; вообще, и по рождению, и по многим другим качествам это был кавалер выдающийся… Я не поддавалась всю весну и часть лета».

Сергей Васильевич признался в своих чувствах Екатерине на охоте, улучив момент для беседы наедине. Императрица запретила Великой княгине ездить верхом по-мужски, тем самым сведя на нет всё удовольствие от охоты. Пока весь двор развлекался травлей кроликов, красавец Салтыков «охотился» на Екатерину. Не только очарование Салтыкова, но и холодность законного супруга, толкнули. В то время Пётр III увлёкся внучкой барона Шафирова, петровского сподвижника – Марфой Исаевной. Помимо того, для отвлечения внимания Петра от Екатерины, государыня присмотрела вдову художника Грота и через своих посыльных стала склонять молоденькую девушку стать любовницей наследника. Холодность со стороны мужа и очень наивное желание отомстить неверному супругу, пустившись в любовную авантюру, привели молодую княгиню в объятия любовника.

Любовный треугольник или квадрат – Екатерина II, Пётр III и Сергей Салтыков

Царский семейный союз трещал по швам, оба супруга это понимали и уже особо не таились. Двор в то время жил на две столицы: в зависимости от сезона огромный обоз из телег, карет и повозок переезжал то в Петербург, то в Москву. Долгая и утомительная дорога была отличным способом скрыть любовные связи на стороне, а также укрыть от посторонних «лёгкие признаки беременности» Великой княгини, с которыми та выехала из Петербурга в Москву 14 декабря 1752 года. Впрочем, этому ребёнку не суждено было родиться, независимо от того, кем был его отец. Выкидыш расстроил императрицу Елизавету, но её намерения увидеть наследника престола остались сильны, как и прежде.

Салтыков, как человек расчётливый, то приближался к Екатерине, то отдалялся. Как ему казалось, излишняя близость с княгиней может скомпрометировать её (или его?). Тем временем Пётр III предавался фантазиям о своём будущем правлении в объятиях новой музы – Елизаветы Воронцовой. Если у наследника и были проблемы интимного характера, то операция их полностью решила, потому Пётр не отказывал себе в удовольствиях.

Андрей Тимофеевич Болотов, популярный мемуарист и ученый-агроном, писал: «Заподозрив Екатерину в неверности и окончательно возненавидев ее, Петр Федорович стал обходиться с нею с величайшею холодностию и слюбился напротив того с дочерью графа Воронцова и племянницею тогдашнего великого канцлера, Елисаветою Романовною, прилепясь к ней так, что не скрывал даже ни пред кем непомерной к ней любви своей, которая даже до того его ослепила, что он не восхотел от всех скрыть ненависть свою к супруге и сыну своему и при самом еще вступлении своем на престол сделал ту непростительную погрешность и с благоразумием совсем несогласную неосторожность, что в изданном первом от себя Манифесте не только не назначил сына своего по себе наследником, но не упомянул об нем ни единым словом. Не могу изобразить, как удивил и поразил тогда еще сей первый его шаг всех россиян и сколь ко многим негодованиям и разным

догадкам и суждениям подал он повод». Сам же Тимофей Алексеевич имел возможность лицезреть фаворитку Петра лично, во время дворцового приёма. Не помышляя о том, кто перед ним, Болотов справился у стоящего рядом полицейского офицера: «Кто б такова была толстая и такая дурная, с обрюзглою рожею, боярыня?», — каково же было его удивление, когда офицер назвал имя Воронцовой. Согласно записям, Болотов не разделил императорского вкуса к женской красоте: «Ах, Боже мой! Да как это может статься? Уж этакую толстую, нескладную, широкорожую, дурную и обрюзглую совсем любить, и любить еще так сильно, государю?… ибо в самом деле была она такова, что всякому даже смотреть на нее было отвратительно и гнусно».

Дела государственные и Сергей Салтыков

Сергей Васильевич стал для Екатерины II не только любовником, но и посредником в делах тайных. В разгар романам Великой княгини с Салтыковым, она сблизилась с Алексеем Петровичем Бестужевым-Рюминым, и вела переписку с ним через молодого фаворита.

Павел Петрович – великий князь и наследник престола российского, был рождён 20 сентября 1754 года. Эту радостную весть к шведскому двору принёс Сергей Васильевич Салтыков 7 октября того же года. Отъезд Салтыкова был спешным, а возвращение – не скорым. Всё время в разлуке Екатерина и Сергей Васильевич вели переписку. Канцлер Бестужев пересылал Великой княгине Екатерине все письма от Салтыкова и Панина, тогдашнего посланника России в Швеции. От Бестужева же будущая императрица узнала о решении отправить Сергея Васильевича в Гамбург с представительством.
Павел I Петрович — сын Екатерины II Великой

Весной 1755 года Салтыков отправляется в Гамбург, по дороге навещая польский двор, где был принят тепло и радушно. В Цербсте же, Сергея Васильевича ждёт ещё более радушный приём, ведь Великая княгиня Екатерина снабдила его письменными рекомендациями. Через посредничество Салтыкова и великого канцлера Бестужева, Цербстская принцесса переписывается с Екатериной, что в последствие выливается в грандиозный скандал международного масштаба и ставит под угрозу жизнь Екатерины и осложняет жизнь обоих посредников. Впрочем, неприятность даже такого масштаба, не омрачает дипломатической карьеры Салтыкова.

Сергей Салтыков и Екатерина II

В 1762 году Екатерина II взошла на престол и одним из первых указов её, в качестве императрицы, был Высочайший указ сенату выдать Сергею Васильевичу Салтыкову 10 000 рублей для выезда из Петербурга в Париж, куда тот назначен полномочным министром. Менее чем через год посланника отозвали, так как жалоб на Салтыкова поступило невероятное количество. Сергей Васильевич не соответствовал высоте положения, потому испортил отношения при дворе, наделал долгов и спешно отбыл. На сей раз в Регенсбург, вместо Симулина, переведённого в Дрезден. Императрица писала тогда: «Для меня особливо теперь все равно, Салтыков ли или Симулин, понеже с саксонским двором ныне менее дел будет, как прежде ожидать надлежало, а кто умнее, тому книги в руки». Весной 1764 года от Панина поступило предложение перевести Салтыкова в Дрезден, на что императрица Екатерина ответила: «Разве он ещё недовольно шалости наделал? Но если вы за него поручаетесь, то отправьте его, только он везде будет пятое колесо у кареты». Более документов о перемещении или даже жизни Салтыкова не сохранилось, дальнейшая судьба его не известна, равно, как и обстоятельства смерти.

Примечательно, что жена Сергея Васильевича, Матрена Павловна Балк, прожила долгую жизнь и 24 апреля 1813 умерла в Москве, в собственном доме на углу Большой Дмитровки. Позже переулок возле этого дома был назван Салтыковским. Согласно записям, женщина прославилась щедрыми пожертвованиями в Успенский собор. Записей о наследниках четы не имеется.

Салтыков – слухи и теории

Безусловно, одной из неразгаданных и наиболее интересных тайн российского престолонаследия, является происхождение Павла I. Был ли Салтыков отцом наследника престола или Екатерина забеременела от супруга – вопрос, на который уже не найти ответа.

Сходство Петра III и Павла I, как по внешности, так и по характеру очевидны. Y-гаплотип прямых потомков Николая I указывает скорее на законное происхождение Павла. Согласно мемуарным записям, Александр III, узнав о предположительном отцовстве Салтыкова от Победоносцева обрадовался: «Слава Богу, мы русские!». Услышав же опровержение, обрадовался снова: «Слава Богу, мы законные!». Примечательно, что обнаруженный у всех протестированных прямых потомков Николая I по трём линиям типичный для Германии гаплотип типичной для Западной Европы гаплогруппы R1b1b2 крайне вряд ли мог быть у Салтыкова — то ли русского, то ли прусса по прямой линии.